Кредо Леонида Одера

07.05.2014
Леонид Одер

АН «Доступ» опубликовало интервью с магнитогорцем Леонидом Одером, недавно возглавившим Минстерство спорта Челябинской области. Приводим его без сокращений.

В своей жизни человек всего должен добиваться сам. Этот постулат стал жизненным кредо министра спорта Челябинской области. Учит этому правилу и детей, хотя статус и положение дают ему возможность им помогать не только советом. После назначения Леонид Одер дал Агентству новостей «Доступ» первое интервью, в котором ушел от банальных ответов, искренне и точно изложил свою позицию на многие вопросы. А еще вспомнил детские годы, как начиналась его карьера, к чему она привела и как изменилась вся его жизнь после переезда в Челябинск.

РАБОТА И КАРЬЕРА

Разговор, из которого вы узнаете, почему Леонид Одер даже в своих самых смелых прогнозах не мог представить, что станет министром, в чем отличие методов его работы от предшественников, а также каким образом он собирается выстраивать систему развития южноуральского спорта и по каким критериям формирует состав своих помощников и подчиненных в министерстве.

- Леонид Яковлевич, все мы строим планы, ставим определенные задачи и пытаемся их решить. Но не каждый из нас может предположить, к чему он придет. Вы, будучи тренером по легкой атлетике, могли себе представить, что станете министром?

- Нет, конечно (улыбается). Однозначно нет. Мне вообще нравилась моя работа, быть в спорте.

В 23 года, когда я выполнил норматив МС по спортивной ходьбе, передо мной стал выбор, что делать дальше: продолжать заниматься или стать тренером. Я выбрал второе и нисколько об этом не жалею, хотя и был молод для такой работы. Я на этой стезе провел 19 лет. И в дальнейшем шло поступательное движение наверх по карьерной лестнице – был председателем Федерации легкой атлетики Магнитогорска, потом пригласили поработать директором спортивной школы, которая при мне получила статус школы олимпийского резерва, затем возглавил городской спорткомитет, хотя я и не сразу согласился.

- Почему?

- Это было в 1989 году, мне тогда было 32 года, я еще не был готов к такой ответственной работе. Кроме того, чувствовал, что не до конца еще себя реализовал в тренерской деятельности. Меня вызывали в Челябинск тогда председатель областного спорткомитета Геннадий Чариков и государственный тренер легкой атлетики по Челябинской области Георгий Нечеухин – уговаривали. Но как я мог в свои годы взвалить на себя такую ответственность? Руководить спортом в таком спортивном городе, где очень много авторитетных людей, которые старше тебя? Я не хотел быть мальчиком для битья. Я и тогда, и сейчас придерживаюсь такого правила: надо сначала заработать определенный авторитет, чтобы он затем смог работать на тебя.

- И тем не менее, Вы возглавили городской спорткомитет, будучи тренером?

- Да, я ушел с поста директора школы, вернулся на тренерскую деятельность в Магнитогорске, добился определенных успехов с моими учениками, некоторые из них даже стали мастерами-международниками. И тогда мне во второй раз предложили возглавить городской спорткомитет, сказав, что отказываться больше нельзя. Тогда в Магнитогорске сложилась не очень хорошая ситуация – прежний руководитель полностью развалил ту работу, которая складывалась годами, спорт в Магнитке ушел в небытие. Я пришел, по сути, на пепелище, в городской администрации мне достался кабинет предыдущего руководителя спорта с кучей мусора, обшарпанными обоями, брошенными окурками и пустыми бутылками... В общем, жалкое было зрелище.

- Сразу все стало получаться? Много ли времени ушло на то, чтобы вникнуть в ситуацию, решать те задачи, которые сами перед собой поставили?

- Я сразу определил для себя стратегические направления. В первый год необходимо было воссоздать общую систему управления, восстановить работу районных спорткомитетов, наладить работу управленческого аппарата. Я уже как-то говорил в интервью, что я человек системный. И прежде чем начинать куда-то двигаться, надо определиться с вектором этого движения, должно быть четкое понимание того, к чему необходимо прийти.

В 1998 году впервые в истории России мы выпустили первую муниципальную газету «Магнитогорск спортивный», в 2000 году, также первые в стране, создали учреждение работы по месту жительства, которое было названо «Спорт Сервис». По нашему пути затем пошли Москва и другие регионы. За десять лет в городе было построено 16 спортивных объектов, укрепили районные спорткомитеты. Жизнь кипела, я получал большое моральное удовлетворение от проделанной работы.

- Рискнем предположить, что и возглавив министерство спорта области, Вы на первых порах в направлении своей работы отталкивались от того опыта, который накопили, руководя спорткомитетом Магнитогорска?

- В общих чертах, да. Разница лишь в том, что здесь уже хорошо существовала и функционировала система, не надо было начинать с нуля. Просто эту систему надо было немного модернизировать и видоизменить. Мы плотно и тесно работали с Юрием Серебренниковым, хотя и разные по складу характера. У него свой стиль работы, у меня – свой.

Я вижу, что в первую очередь нужно делать акцент на подготовку спортивного резерва. Да, в массовом спорте и работе муниципалитетов есть много проблем, это направление взял на себя Виталий Якушев, который много лет работал в этой сфере, знает всех вдоль и поперек. В развитии спорта высших достижений нужно больше уделять внимание науке и медицине, сейчас я поставил задачу завести банк данных на молодых спортсменов, а это около 400 человек. Ну, и что касается материальной базы, я считаю, что нам надо уходить от тех крупномасштабных проектов, потому что больших денег в области нет и в ближайшее время не будет. Нужно строить малобюджетные спортивные объекты, возможно, плоскостные сооружения, небольшие ФОКи. Стараться привлекать внебюджетные источники.

- Все это очень похоже на американскую модель развития спорта с огромным количеством небольших спортивных залов для занятий спортом. В России сложилась традиция строить большие и уникальные спортивные сооружения, однако общее их количество не отвечает спросу населения.

- Возможно, есть нечто похожее. Если мы и будем строить лыжно-биатлонный комплекс, то не надо ставить задачу сделать его лучше, чем, к примеру, в Ханты-Мансийске или где-то еще. Это должен быть многофункциональный центр, на котором ведущие лыжники и биатлонисты региона смогут тренироваться и повышать свой уровень мастерства…

Или взять строительство керлинг-холла. Изначально была идея такая – инвестор готов взять ссуду в банке, но под гарантии правительства области или администрации города. Если гарантии они дают, то риски для банков другие, а значит, и процент кредита совсем другой. В Америке, например, все это легко делается – там 2-3% годовых. Схема работает. У нас все иначе. По проекту предполагалась гостиница на 230 мест, рядом – арена на два катка и в дополнение к ней – отдельные дорожки для керлинга. Инвестор рассчитывал реализовать проект и выйти на самоокупаемость за девять с половиной лет под 8% годовых. Область и город такие гарантии не дали, соответственно, проект просто рухнул. Очевидно, что под 14-17% проект нерентабелен. К сожалению, работать по такой схеме через банки в нашей стране невыгодно.

В реализации строительства крупных спортивных объектов я вижу только одну схему, при которой можно осуществить задуманное - привлечение государственных и частных средств, то есть так называемой схеме ГЧП – государственно-частного партнерства. Только по такой схеме можно укрепить материально-техническую базу. По ней мы и будем работать.

- У нас в стране с приходом нового руководителя начинает расцветать тот вид спорта, которым он ранее занимался. Если исходить из этой схемы, то легкая атлетика в скором времени должна будет выйти на новый уровень в своем развитии...

- (Улыбается) Я буду этому только рад, но... Вот моя супруга приходит с работы и говорит мне, что там ей чего-то не хватает, здесь какие-то проблемы, просит помочь. Мне сразу вспоминается цитата из фильма «Офицеры»: «Женам комсостава паек в последнюю очередь». Да, легкая атлетика – близкий мне вид спорта, которому я посвятил много лет своей жизни. Но это не значит, что буду как-то особенно ей помогать в ущерб другим видам. Хотя в легкой атлетике и есть люди, которые своими делами и поступками достойны того, чтобы их поддержать. Как откажешь тем, кто душой и телом радеют за то, чтобы добиваться определенных успехов и результатов?

- Вы до сих пор следите за спортивной ходьбой? Знаете, к примеру, кому сейчас принадлежат мировые рекорды, кто находится среди лидеров в мировом и российском спорте?

- За спортсменами, конечно, слежу, потому что деваться некуда. Жена приезжает со сборов, поэтому нам есть о чем поговорить за ужином (смеется). Мне, кстати, не только спортивная ходьба интересна, но и вся легкая атлетика в целом. Много друзей в ней осталось. Именно поэтому я могу понять мысли и переживания тренеров и их нелегкий труд, потому что сам через все это прошел. Это не дает мне высоко подняться в небо и почувствовать себя большим начальником.

- А если говорить о других видах спорта, к чему вас тянет душа? За какими видами особенно пристально следите?

- Я ведь коренной магнитогорец, а хоккей в этом городе – спорт номер один. Но открываю для себя и новые виды, которыми ранее не очень увлекался. Например, горные лыжи. В плане зрелищности они могут дать фору любому виду спорта. Благодаря общению с замечательными людьми мне стало ближе по духу дзюдо. Пристально слежу за успехами тхэквондистов. Мне импонирует то, как грамотно поставлена работа в областной Федерации тхэквондо. Здесь выстроили систему, выбрали правильный стратегический курс и теперь пожинают плоды своей работы.

Искренне болею за наших волейболисток из «Автодор-Метар». А вообще, я многих спортсменов, тренеров и спортивных руководителей знаю в лицо, знаком с их проблемами и переживаниями, успехами и достижениями.

- С приходом новой власти все стремятся с ней подружиться. Успели ощутить это на себе? В том числе и то, как меняются люди в общении с вами до и после того, как Вы сели в кресло министра?

- (Улыбается). Особенно ощутил это в первый месяц своей работы на новой должности. Народ просто повалил в министерство. Причем, со странными просьбами и предложениями. Приходят и говорят: «Нам вот деньги обещали». Что я могу на такое ответить? Как я могу дать, к примеру, миллион рублей на бильярд, если такая же сумма заложена, условно, на легкую атлетику и лыжный спорт? Очевидно ведь, что виды спорта по своей значимости и массовости не сопоставимы. Почему министерство должно им выделять им финансирование в равной степени?

- Понятно, что Ваша жизнь сильно изменилась, но возьмем совещания, деловые переговоры, встречи, интервью. Что больше всего утомляет?

- Первые два месяца, когда у меня еще не было заместителей, приходилось заниматься всем. Не скрою, было очень тяжело. Сейчас стало проще, потому что появились люди, которые отвечают за свой спектр деятельности. Моя задача – выстроить стратегию работы министерства, лишь изредка ее корректируя и дополняя. А еще я сторонник того, чтобы давать своим подчиненным возможность решать какие-то вопросы самостоятельно, давать им ответственность. Они должны не просто работать, но и учиться принимать решения. У меня такой стиль работы. Я ни на кого не кричу, не оскорбляю. Если человек не справляется или не выполняет свои обязательства, я наказываю его рублем. Вот совсем недавно одного сотрудника наказал, я считаю, по делу. И его коллеги поняли, что от них требуется.

- В какой период работы приходилось сложнее – в Магнитогорске или сейчас?

- Сейчас проще по двум причинам. Во-первых, у меня уже есть опыт организаторской работы, 16 лет в роли управленца из жизни не выкинешь. А во-вторых, в министерстве уже сложилась своя система, нет такой запущенной ситуации, какая была в спорткомитете Магнитогорска. Хотя в министерстве, конечно, масштабы другие – больше ответственности, полномочий, объема работы.

Кстати, шесть лет в должности замминистра тоже не прошли для меня даром. Я со многими здесь хорошо знаком. Но первым делом занялся дисциплиной. Сейчас она у нас, считаю, железная. В 8.30 сотрудник министерства должен быть на работе. Раньше люди уходили уже в 17.00, а теперь – в 17.30 (как и положено), кто-то – в силу загруженности – и позже. А еще взял за правило, чтобы в пятницу утром сотрудник отчитался за свою работу за неделю, мог получить какие-то указания. Я считаю, что бюрократия иногда может быть и полезна. Взять, к примеру, еженедельные часовые совещания по пятницам. На таких совещаниях телефон у каждого должен быть отключен. Такой порядок. Меня так приучили на ММК. Если Виктор Рашников проводит совещание, и у начальника цеха зазвонил телефон – он лишается премии в размере 100 тысяч рублей. Жестко, но, на мой взгляд, справедливо.

- Простите, а если Вам звонит в это время губернатор?

- Если в кабинете звонит телефон, значит, весомый повод, я беру трубку.

- А мобильный?

- Вы заметили, что я свой мобильник отключил во время интервью? У меня это уже на уровне рефлекса. А совещание есть совещание. На них надо решать вопросы и ни на что не отвлекаться. Пару раз я сделал замечания своим сотрудникам. Больше они себе подобного не позволяют.

- Нам казалось, что у вас в министерстве более демократичная обстановка.

- Более чем демократичная. Спокойная и рабочая. Без ругани и криков. Я даю людям работать. Я больше всего не терплю равнодушных. Это для меня самый плохой показатель.

- Говорят, сама атмосфера работы в министерстве спорта изменилась. Стала более дружелюбной, открытой, благожелательной…

- Приятно это слышать. Я всегда стремился видеть в людях лучшие качества. Да, у нас демократия. Но это не значит, что нужно работать по принципу «Что хочу, то и ворочу». Я сразу всех предупредил: мы обслуживающий персонал. Главная фигура, который производит наш продукт, это тренер и спортсмен. Мы должны работать на них, а не они на нас. И сказал всем примерно следующее: если узнаю, что вы разговариваете с людьми по-хамски, то сначала накажу, а потом уволю. Всегда должен быть конструктивный диалог, без ругани, криков и мата.

СЕМЬЯ И ЖИЗНЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ

Разговор, из которого вы узнаете, как изменился распорядок дня у министра, во сколько лет он начал свою трудовую деятельность, почему не хочет помогать материально своим детям, а также чем занимался Леонид Одер в детстве, когда его друзья гоняли мяч, и когда именно он отрастил усы, с которыми не расстанется ни при каких обстоятельствах.

- Леонид Яковлевич, для человека, загруженного работой, актуальным может быть анекдот, в котором мужик, выходя утром на работу, специально надевает туфли меньшего размера, чтобы вернуться вечером домой и с наслаждением их снять, получив первое за день моральное удовлетворение. Как Вы снимаете стресс? Какой отдых от работы Вам представляется оптимальным?

- Ну, издеваться над своими ногами я так не буду (смеется). Кроме того, мне моя работа нравится. Да, порой устаю, но это нормально. Когда меня назначили министром, я пришел домой и сказал своим дочерям: «Вы мать толком не видели из-за ее постоянных командировок на сборы и соревнования. Теперь и отца редко видеть будете». Как они восприняли эту новость? С одной стороны, гордятся, с другой – жалеют, что теперь я весь погружен в работу и на них у меня остается немного времени. Тем не менее, за ужином мы всегда узнаем друг у друга новости – как прошел день, что интересного произошло, что тревожит и беспокоит. Ну, а отдых полноценный у меня может быть только на выходных, и то не всегда.

- Дочерям сколько лет?

- Яне, старшей, 21 год. Она заканчивает ЮУрГУ. Младшей, Ксюше, скоро исполнится 15. Обе хозяюшками растут. Старшая, например, регулярно ужин готовит.

- Мама научила?

- Не только она, но и папа (улыбается).

- Вы тоже готовите?

- Разумеется! Когда мамы нет, всегда готов. Она же часто вынуждена быть в поездках. В такие моменты мы с дочерью поочередно готовим ужин.

- У вас есть фирменное блюдо, которое получается лучше всего?

- Мои домочадцы в восторге, если воскресным утром я приготовлю им котлеты или яичницу – с колбасой, помидорами, специями... Они аж балдеют от восторга.

- Завтрак им в постель подаете?

- Ага, разбежался! (смеется). Нет, конечно! На стол подаю. На кухню все пришли, позавтракали.

- Дочки занимаются чем-то?

- У меня четверо детей, двое от первого брака. Они уже взрослые. У меня уже и внуки, и внучки есть. Яна занималась бальными танцами, художественной гимнастикой, а сейчас для поддержания формы делает легкоатлетические пробежки. Младшая ходила на тренировки по художественной гимнастике, сейчас занимается у Вадима Гудзика прыжками в высоту.

- Говорят, на характер мужа в значительной степени влияет супруга. И самые ценные советы по жизни дает она. Что вам сказала Ольга Васильевна, когда вас назначили министром?

- А ее рядом не было, она, как всегда, была на сборах. Ее ученики прочитали в новостях, сообщили ей, она тут же позвонила. Она рада, но понимает, что нагрузка у меня значительно увеличится. И все это отразится на семье. Но она нормально отнеслась к моему повышению по службе, философски. У нас вообще семья рабоче-крестьянская, все привыкли добиваться всего сами, своим трудом.

Моя старшая дочь, ей 35 лет, начала работать с 15 лет, и сын тоже в этом возрасте начал таскать мешки с сахаром, работал сторожем на стоянке. Сейчас он успешный бизнесмен в Москве. Яна, еще будучи студенткой в ЮУрГУ на престижном факультете, подрабатывала в арене «Трактор», продавала фаст-фуд. Приходила домой уставшая, без ног, плюхалась на кровать, но с 600 рублями в кармане, собственными заработанными деньгами. И сейчас младшая уже хочет тоже найти себе какое-то занятие, где-то подработать. Они знают цену деньгам и труду. А если этого не знать, как и чего можно добиться в жизни?

- При этом папа со своим положением и статусом мог бы им как-то помочь…

- Нет, для родителя самое главное – дать хорошее образование и научить ребенка правильно относиться к жизни. Я не сторонник того, чтобы детям помогать в материальном плане, и никому из своих детей я не помогал. Они старались зарабатывать себе на жизнь сами. У меня сын уехал в Москву, в кармане у него осталось 47 рублей. А он мне даже не позвонил, не попросил выслать деньги. Зато сумел добиться того, что стал владельцем крупной фирмы с развитой сетью филиалов, в том числе в Америке, Германии... Горжусь им.

- А Вам в детстве кто-то помогал?

- Нет, у меня родители – рабочие люди. Отец работал на ММК, на железнодорожном транспорте, мама тоже с утра до вечера на заводе. Я в 14 лет начал работать. На мебельной фабрике колотил ящики, а еще арбузы перетаскивал на базаре.

- Значит, Вы своими руками с легкостью сможете сколотить табуретку?

- Никаких проблем. У меня на даче хороший инструмент. Тем более есть где развернуться.

- Вы в школе хорошо учились?

- На четверки и пятерки. Круглым отличником не был. Но и глупостями не занимался. В свободное время футбол любил поиграть, а еще пять лет в музыкальной школе на баяне учился играть. В один прекрасный момент меня этот баян достал. Сижу на баяне пиликаю, а ребята зовут: «Пошли в футбол играть!» Но как я пойду, если меня не отпускают? Е-мое, намучился я с этим баяном!

- Родители отправили в музыкальную школу?

- Конечно, они! Разве я сам бы пошел? Особенно отец настаивал: «Давай, сынок, надо, это полезное занятие». Помню, первую песню, которую я разучил – «Где же ты моя Сулико?» – наизусть все слова и ноты помню (смеется).

- А сейчас ее сможете сыграть?

- Вряд ли, надо потренироваться. Еще на гитаре как-то играл, когда студентом был. Потом и она надоела. Хотя супруга в свое время агитировала: «Давай, доучись играть на гитаре, ты же так хорошо можешь все спеть!» Но мне не до песенок уже было, времени не хватало.

- Что Вам в первую очередь вспоминается из детской поры?

- Ой, много разных событий было, выделить что-то одно трудно. Хорошо помню начальную школу и первого учителя. У меня много замечательных друзей было. И сейчас есть. Уже 40 лет прошло, а мы с одноклассниками иногда встречаемся, не забываем друг друга.

- Девочек за косички дергали?

- Один раз в 7-м классе повздорил с девочкой одной, позволил себе дернуть ее за косичку, так она меня геометрическим треугольником так накатила, что деревяшка разлетелась, а с лица долгое время ссадина не сходила. Так я впервые в жизни понял, что к девушкам лучше не приставать, их нужно любить (смеется).

- Часто дрались?

- Не без этого. С пацанами устраивали драки – квартал на квартал. Но я старался всю энергию в секции выплескивать. Я тогда занимался гимнастикой спортивной, потом были баскетбол, легкая атлетика... Силу и энергию было куда девать.

- Зато легкоатлету удобнее – можно всегда убежать от боксера.

- Я и боксом занимался один год, в восьмом классе. Если вы заметили, то у меня перегородка на носу кривая. До сих пор испытываю небольшой дискомфорт с дыханием.

- В отпуске какой отдых предпочитаете?

- Активный. Мы с женой оба такие. Если и приезжаем на берег моря, пару дней можем поваляться на пляже, а больше не можем. Рюкзак на плечи и вперед – в поход или на экскурсию. А еще у нас традиция есть. Семь лет подряд с друзьями, семьями в конце июня сплавляемся по рекам Башкортостана и Челябинской области – Белой, Аю, Юрюзани...

- Кстати, друзья и супруга помнят вас без усов?

- Нет, я отпустил усы, когда пришел из армии, в 23 года. Ольга меня тогда еще не знала. Пришла ко мне тренироваться, а у меня уже были усы. Больше 30 лет прошло, а я их ни разу не сбривал.

- Есть такой футбольный тренер, Валерий Газзаев. Он в свое время пообещал, что сбреет усы, если его клуб выиграет Кубок УЕФА. ЦСКА завоевал трофей, а он свое слово не сдержал? А Вы могли бы заключить подобное пари?

- Нет, я в такие авантюры не ввязываюсь. Усы – это святое, их не сбриваю. Хотя Геннадий Величкин в свое время пообещал в 2007 году сбрить усы, если «Магнитка» станет чемпионом страны. И ведь сдержал слово, но так необычно его было видеть без усов.

- У вас есть любимое место в Челябинске?

- Парк Гагарина очень люблю, бегать туда хожу, нравится лесной бор. Ну, и Кировку, конечно, обожаю. В ирландском пабе позволяю себе, хоть и редко, пропустить бокал пива, немного разгрузить свою голову.

- На улицах Вас узнают?

- Чем мне нравится Челябинск, что меня здесь не узнают. Большой город. В Магнитке сложнее - там пройти невозможно, все время кто-то со мной здоровается. Меня это сильно напрягало. Я вообще стараюсь быть не очень приметным. Не люблю быть медийной персоной.

- Часто заходите в интернет?

- Нет, на уровне пользователя им владею. В редкие минуты свободного времени предпочитаю подумать, проанализировать ситуацию, а не смотреть новости. Невозможно ведь все время быть на совещаниях, приемах, встречах и деловых переговорах. Так и с ума сойти можно. Надо иногда давать своей голове отдохнуть. И перед совещаниями всегда готовлюсь, вникаю в суть проблемы. Все документы, которые мне приносят на подпись, я изучаю, вчитываюсь – сразу никогда свой автограф не ставлю.

- У Вас есть ли какие-то хобби, увлечения?

- Я люблю побегать по лесу. Живу в районе Тополиной аллеи, слава Богу, ее пока еще не вырубили. Пока есть время, пользуюсь этим.

- Если вам попала в руки золотая рыбка, какие три желания загадали бы?

- А мне и одного достаточно. Пожелал бы, чтобы все мои родные и близкие были здоровы и счастливы. Мне больше ничего не надо. Тем более все остальное зависит от нас самих. Каждый человек является хозяином своей судьбы.

Виталий Визаулин,
фото автора, Вячеслава Шишкоедова,
пресс-службы Минспорта Челябинской области

http://www.dostup1.ru

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.